Архив - Русское оружие

Индекс материала
Архив
КУОС_2
Разведчик_спец
Русское оружие
Павлюк
Спецназ
Книга_Вымпел_КГБ
Флаг
Все страницы

 

Русское оружие

Группа специального назначения «Вымпел» КГБ СССР — одно из сильнейших спецподразделений мира. «Вымпел» родился как разведывательно-диверсионное подразделение и прошёл долгий путь, прежде чем стал подразделением антитеррористическим.

Так уж получилось, что он оказался как бы в тени Группы «А». Однако это нисколько не умаляет славного «вымпеловского» пути, перевалившего 19 августа за 25-летнюю юбилейную отметку, его истории и нынешней боевой повседневности. Тем более что теперь оба эти подразделения действуют в рамках единого Центра специального назначения ФСБ России. СПЕЦНАЗ ХОЛОДНОЙ ВОЙНЫ

ПРЕДВИДЕНИЕ ГЕНЕРАЛА ДРОЗДОВА

Итоги штурма дворца Тадж-Бек и других стратегических объектов в Кабуле заставили задуматься о создании нового подразделения спецназа. 31 декабря 1979 года генерал Юрий Дроздов докладывал председателю КГБ Ю.В. Андропову о проведенной операции. После беседы он сказал, что нужно уже сейчас, анализируя полученный опыт, подумать о формировании специального кадрового подразделения в системе КГБ. Андропов тогда ничего не ответил. В середине января 1980 года произошла очередная встреча. На нее Юрий Иванович пришел уже с конкретным проектом.

Год ушел на обсуждения-согласования. На состоявшемся 19 августа 1981 года закрытом совместном заседании Совета министров СССР и Политбюро ЦК КПСС высшее руководство страны приняло решение о формировании под эгидой КГБ секретного отряда специального назначения. Цель — проведение операций за пределами страны в «особый период».

Предтечей «Вымпела» считается «Зенит», одна из двух штурмовых групп, которая в декабре 1979 года работала вместе с «Альфой» по дворцу Амина. На случай войны, в составе Первого Главного управления КГБ СССР действовала бригада особого назначения. Хотя ее штаты были лишь на бумаге, «спецрезервисты» периодически собирались на Курсах усовершенствования офицерского состава (КУОС), а затем разъезжались по своим местам службы. Из них и был сформирован «Зенит», а потом и «Вымпел». Преподавателями КУОСа были такие яркие личности, как, например, Илья Григорьевич Старинов — «диверсант века», человек редкой и удивительной судьбы, а также его ученики и соратники: Анатолий Исаевич Цветков, Харитон Игнатьевич Болотов, Григорий Иванович Бояринов, Борис Андреевич Плешкунов, Сергей Александрович Голов, Петр Иванович Нищев и другие.

Первым командиром Группы специального назначения КГБ СССР «Вымпел» был назначен капитан 1-го ранга Козлов Эвальд Григорьевич, удостоенный Звезды Героя за участие в штурме дворца Амина. Человек высочайшего личного мужества, вдумчивый командир, великолепный профессионал спецназа. Заместитель командира — полковник Савинцев Евгений Александрович (до 1988 года), начальник штаба — подполковник Макиевский Феликс Александрович, офицер-пограничник.

По всем документам подразделение проходило как Отдельный учебный центр КГБ СССР (воинская часть № 35690). Поскольку численность подразделения составляла первоначально около тысячи человек, то набирали офицеров из Погранвойск, ВДВ и других родов войск: через сито проходил один из десяти кандидатов. Помимо физических данных от них требовалось и знание оперативной работы. Надо было совместить, казалось бы, две такие несовместимые вещи как мускулы и мозги.

Кстати, а почему все-таки «Вымпел»? Откуда взялось это название?

– Я и сам не знаю, — вспоминал Евгений Александрович Савинцев. Это на его плечи легли тогда, 25 лет назад, многие организационные трудности. — Было много вариантов — всех сейчас даже и не вспомню. «Беркут», что-то еще. Название должно было быть звучное, яркое. Я сидел и словно в бреду повторял разные слова, пока на ум не пришло «Вымпел». Всем понравилось...

«Вымпел» создавался для выполнения специальных заданий за рубежом. В этот период между Западом и советским блоком шла «холодная» война, полыхали региональные конфликты. Необходимо было иметь под рукой подразделение, готовое, в случае необходимости, начать активные действия в тылу противника. Приказы о проведении специальных операций мог отдавать только Председатель КГБ и только письменно.

Случаев, когда «Вымпел» использовали за рубежом непосредственно против стран НАТО, не было. Особая статья — Афганистан, Латинская Америка, Африка, юго-восточная Азия.

Определяя статус бойца «Вымпела», Ю.И. Дроздов и его коллеги выбрали термин «разведчик специального назначения». Он вбирает в себя различия между функциями обычного разведчика, действующего в мирное время под дипломатическим или иным гражданским прикрытием, и разведчика-диверсанта, работающего в боевых условиях. Естественно, что сотрудник такого подразделения должен был обладать широким диапазоном знаний, практических навыков, позволяющих выполнять задания, которые не под силу бойцам спецназа другого профиля. Как уже отмечалось, поставщиком кадров был не только КГБ, но и десантные войска, пограничники, летчики, моряки и танкисты. Хотя первоначально выпускники КУОСа составляли большинство. Средний возраст — около 30 лет, воинские звания от старшего лейтенанта до майора.

Из сотни кандидатов оставалось около десяти человек. Наиболее жесткие требования предъявлялись к состоянию здоровья, психологическим качествам. Кстати, 90% из «старого» состава «Вымпела» знали иностранные языки, многие имели по 2-3 высших образования. Впоследствии на должности инструкторов приглашались и прапорщики. Предпочтение отдавалось тем, кто участвовал в боевых действиях. Многие, в частности, пришли из знаменитой дивизии внутренних войск МВД СССР имени Дзержинского.

Огневой практикой в подразделении заправлял Быстряков Федор Степанович, ветеран Великой Отечественной войны. Физическую подготовку преподавал Александр Иванович Долматов, мастер спорта, создатель уникальной методики физической подготовки спецназа КГБ, приучавший не бояться мордобоя. Он учил метать в цель ножи и топоры, пользоваться подручными средствами в рукопашном бою с более сильным противником и драться одновременно с шестью партнерами. Эти варианты схватки так и прозвали: «Долмат-1», «Долмат-2»...«Долмат-6». На занятиях Александр Иванович никого не делил на весовые категории — спарринг партнером стокилограммового «бивня» мог оказаться боец в два раза меньшей комплекции.

Под руководством Бориса Андреевича Плешкунова и Петра Ивановича Нищева будущие разведчики-диверсанты учились подрывать рельсы, разносить в крошку железобетонные блоки; они лазили по ночам по фермам мостов через Москву-реку, устанавливая учебные заряды, лепили бомбы из самодельной взрывчатки, конструировали мины-ловушки.

— Мы прекрасно знали, — вспоминал Юрий Иванович, — что наша боевая подготовка в некоторых случаях превосходит американскую по своей напряженности, остроте и, можно даже сказать, по результативности. Хотя возможности для этого у американцев было гораздо больше.

В 1983 году в составе «Вымпела» появляется подразделение боевых пловцов из числа сотрудников, прошедших стажировку в 17-й обрСпН ГРУ на остове Майский (район Очакова). Важное место в их подготовке занимала работа с агентурой в приморских населенных пунктах стран вероятного противника. Цель — во взаимодействии с агентами захватить и уничтожить в день «Икс» стратегические объекты. Либо удержать их до прибытия основных сил десанта с воздуха и с моря.

ОБКАТКА АФГАНОМ

Отличительная особенность сотрудника тогдашнего «Вымпела» — умение работать в одиночку, в отрыве от основной группы, когда необходимо самостоятельно собрать и оценить информацию, разработать план мероприятий — и достичь желаемого результата. Было и такое, что некоторые сотрудники прошли «стажировку» (естественно, нелегально) в подразделениях специального назначения НАТО. Но основным полигоном были горы и долины Афганистана.

В 80-х годах в Афганистане действовали два оперативно-боевых отряда КГБ — «Каскад» и «Омега». Если брать «Каскад», то с начала 1982 года он комплектовался штатными сотрудниками «Вымпела», значительную часть которых составляли участники первых лет афганской войны. Командиром в 1-м, 2-м и 3-м составах «Каскада» являлся генерал-майор Александр Иванович Лазаренко. На счету «каскадеров» немало боевых операций, разведывательных и диверсионных акций.

Валентин Ютов, бывший сотрудник «Вымпела»:

«7 июня 1982 года крупный отряд душманов попытался овладеть административным центром Кандагар. Советские и афганские войсковые подразделения находились далеко от него, и ближайшей к месту событий боевой единицей оказалась команда «Каскада-4». «Каскадеры» действовали стремительно, решительно и грамотно. Используя бронетехнику и спецназовское умение вести бой в условиях города, они сумели вытеснить на окраины значительно превосходящего по численности противника и продолжали теснить его до подхода подкреплений. Как потом отмечало афганское руководство, «был предотвращен захват административных зданий, ликвидация партактива и органов народной власти». Результаты боя: потери противника — 45 убитых и 26 раненых, наши потери — один погибший (рядовой Юрий Тарасов) и 12 раненых». А 31 августа 1982 года в том же Кандагаре погиб боец отряда «Каскад-4» ефрейтор Андрей Вотинцев.

Придет другое время, и командира «Каскада-4» Е. А. Савинцев, выйдя в отставку, расскажет:

– Перед очередной нашей командировкой в Афганистан один высокопоставленный начальник наказал мне: «Вам вручается большая офицерская обойма, отстрелять которую легко, а сохранить трудно…»

Славная эпопея «Каскада» закончилась весной 1983-го, когда из Афганистана после года работы домой вернулся отряд в составе 128 человек (начштаба — Ким Виктор Николаевич). В том же году начальником КУОСа становится полковник Голов Сергей Александрович, один из первого набора Группы «А», участник штурма дворца Амина.

На смену «Каскаду» пришла «Омега», действовавшая до апреля 1984 года. Командир — полковник Кикоть Валентин Иванович, специально отозванный из командировки на Кубе. В официальных документах она именовалась Учебным Центром по Афганистану. В его задачи входила, в основном, работа по линии советников, прикрепленных к специальным подразделениям Министерства безопасности (ХАД). Отряд был разделен на девять оперативных групп. Восемь из них находились в провинциях, а штаб и «группа захвата» проживали на территории представительства КГБ в Кабуле.

За спиной у «Каскадов» и «Омеги» операции при участии афганских подразделений спецназа, разработанные локальные акции по бандам, базам и складам «духов», кропотливая работа по склонению отдельных полевых командиров на сторону кабульского режима. Советские советники действовали повсюду, но где уж точно нельзя было обойтись без офицеров «Вымпела» — так это при организации работы на контролируемой противником территории. Они планировали оперативные мероприятия на коммуникациях, перекрывали пути доставки оружия. Пожалуй, «высшим пилотажем» можно назвать акции по проникновению в банды «борцов за веру» и инспирированию боестолкновений между ними.

Офицеры штаба «Омеги» составили картотеку практически на все отряды оппозиции. Эти данные (они постоянно обновлялись) включали в себя подробные сведения, вплоть до установочных данных на полевых командиров, их партийной принадлежности, численности бойцов, вооружения и наличия боеприпасов. Эта оперативная работа оказала неоценимую помощь при планировании боевых операций и ведении переговоров, позволив сберечь многие жизни — и советских солдат, и мирных афганцев.

В ходе боевых действий погибли шесть офицеров «Каскада»: капитан Александр Пунтус, майор Владимир Кузьмин, капитан Юрий Чечков, капитан Александр Гриболев, старший лейтенант Александр Петрунин и старший лейтенант Анатолий Зотов.

Начальник группы Эвальд Козлов со знанием дела осуществлял руководство подразделениями «Вымпела», воевавшими в Афганистане. Он неоднократно лично выезжал в команды спецподразделений, оказывая неоценимую помощь деловыми советами сотрудникам и командирам всех звеньев. При его поддержке уже после завершения «каскадной» кампании еще 94 сотрудника подразделения вплоть до 1987 года помогли ХАДу в Афганистане (из них 23 советника), а 61 «вымпеловец» прошел там боевую «обкатку» в качестве стажеров.

В ТРЕТЬЕМ МИРЕ

После Афгана подразделению стало тесно в собственных одеждах. Его офицеры, вернувшиеся с багажом «Каскадов» и «Омеги», могли быть учителями. Их уже ждали повстанцы Анголы и Мозамбика, пришедшие к власти, а также сандинисты в Никарагуа. В эти «горячие» точки они были направлены советниками и инструкторами, чтобы на «переднем крае борьбы с американским империализмом», передать свой опыт, а заодно получить новый.

Президент Мозамбика Самора Машел лично направил телеграмму председателю КГБ Ю. В. Андропову с просьбой командировать в эту страну социалистической ориентации советников по борьбе с бандитизмом и инструкторов для обучения оперативно-боевых отрядов. В Москве откликнулись на просьбу. В Мозамбик отправилась группа под руководством сотрудника 8-го отдела полковника Н. И. Денисенко, в которую входили сотрудники «Вымпела» П. Суслов, Ю. Колесников, А. Суздальцев, В. Черемисин, В. Финогенов, А. Недайводин и другие.

Еще одно место, где пришлось сотрудникам «Вымпела» работать практически с «нуля» — Ангола, опора Советской России на юге Африки. Будучи переброшен из Мозамбика в Анголу, бывший десантник и «афганец» П. Е. Суслов в течение трех лет создал здесь из небольшого отряда целое Управление специальных операций — с несколькими отделами и специальными группами. За напористость и смелость ангольские товарищи прозвали его «valiente» (храбрый).

В Анголе активно работали сотрудники «Вымпела» А. Михайленко, В. Кикоть, К. Сивов, В. Уколов, преподаватели Ю. Пеньков, Я. Семенов (руководитель группы «Зенит» во время штурма дворца Амина), В. Смыслов, А. Евглевский.

Во Вьетнаме прошло стажировку большое количество сотрудников. Присмотревшись к ним, вьетнамская сторона попросила командировать на базу Доконг, недалеко от Ханоя, нескольких «вымпеловцев». Прибыв на место дислокации войск специального назначения, они приступили к обучению местных бойцов спецназа владению советской спецтехникой (в том числе полетам на мотодельтапланах и искусству управлять подводными буксировщиками «Протеями»), вооружением и способам ведения огня. Отрабатывали определенные ситуации при проведении городских операций. Одновременно бойцы «Вымпела» смогли изучить тонкости «малой войны» применительно к условиям юго-восточной Азии. Учились работать в джунглях, преодолевать различные заграждения, изучали различные иностранные взрывные устройства, в том числе американские мины-ловушки, методы скрытого передвижения на море. Так что не только боевая раскраска вьетнамского спецназа осталась «на память».

В 1989 году по просьбе лаосских партнеров им оказали большую помощь советники С. Голов и В. Кикоть. Они проанализировали обстановку в различных провинциях Лаоса и с учетом опыта борьбы с вооруженной оппозицией в Афганистане выдали практические рекомендации по тактическим и организационным вопросам, проведя соответствующие занятия на местах. Была разработана оптимальная модель лаосского спецназа.

Ситуация осложнялась тем, что помимо повстанцев, которые боролись с «красным» правительством, в Лаосе после обретения им независимости действовали американские специальные подразделения. Некоторые диверсанты-авантюристы уже в середине 80-х годов возвращались в страну и проводили акции, влиявшие на положение в республике.

На Кубе, во Вьетнаме и Никарагуа других местах сотрудники «Вымпела» изучали многолетний боевой опыт по проведению специальных операций в тылу противника, на собственной шкуре отрабатывая различные способы выживания в субтропических и тропических условиях. Перенимали и местный опыт: например, из республики Никарагуа, где сотрудники спецназа КГБ вместе с кубинцами оказывали помощь марксистскому правительству Даниэля Ортеги, «вымпеловец» В. Киселев привез в подразделение тогда еще малоизвестное искусство стрельбы «флэш». Одновременно рождалась многовариантная тактика борьбы с партизанами и диверсантами.

АУДИТ БЕЗОПАСНОСТИ

Полученный опыт применялся для «диверсий» на территории Советского Союза. Естественно, диверсии эти носили условный характер, но при наличии «боевого запала». Первые учения прошли в декабре 1984 — январе 1985 года под кодовым названием «Неман». Тогда в Белоруссию была заброшена большая группа разведчиков-диверсантов, которая «вывела из строя» крупный железнодорожный узел Калинковичи, «взорвала» нефтеперегонный комбинат, заложив более двадцати зарядов. Бойцы спецназа КГБ умудрились «прилепить» мину даже на двери караульного помещения военизированной охраны.

Успешно были проведены «диверсии» на Ярославском заводе синтетического каучука и на Армянской АЭС. В 1985 году стартовали учения, в ходе которых проверялось, как отреагируют органы КГБ и МВД Магаданской области и Чукотского автономного округа на проникновение «диверсантов с Аляски».

В 1988 году по инициативе Ю.И. Дроздова были проведены широкомасштабные учения в Свердловской области на Белоярской АЭС имени И.В. Курчатова (поселок Заречный) с привлечением сотрудников «Вымпела». Подготовка заняла больше месяца. Неожиданно выяснилось, что начальник местного управления КГБ категорически запретил бойцам проникать на станцию. Объект – секретный, охрана непременно откроет огонь на поражение. Тогда было найдено компромиссное решение. «Вымпеловцы» должны доложить подробный план проникновения, указать уязвимые места, а потом продемонстрировать свой «номер». Так и сделали. Во время показа периметр был преодолен за 42 секунды – электронная система защиты не сработала.

Сентябрь 89-го ознаменовался учениями «Чесма», – таких учений не было не «до», не «после». Они явились ответом на маневры «Арч Бей Экспресс», устроенных НАТО на своем южном фланге (Турции, Греции) с прицелом на советские республики Закавказья и Болгарию. Им руководство КГБ противопоставило свои оперативно-тактические учения, на нашей и сопредельной территории. С разных мест было выброшено 182 «диверсанта», они накрыли пространство от Ленинграда до Севастополя. По их итогам был отснят закрытый фильм «По поступившим данным» – своего рода предупреждение политикам об угрозе развертывания гражданской войны на юге и расползания ее на север нашей страны. В апреле 1991 года его показали членам Комитета по обороне и безопасности Верховного Совета СССР. К сожалению, во многом фильм оказался пророческим…

Высаженные с подводной лодки недалеко от Севастополя, «диверсанты» проследовали до Симферополя, и при этом в контрразведку не поступило ни одного тревожного сигнала. «Боевики» заминировали все, что представляло военный интерес, включая Школу младших флотских специалистов недалеко от Севастополя.

В ходе учений «вымпеловцы» пронизали территорию Чечни и вышли в Дагестан. Недалеко от Москвы другая группа проникла на охраняемый объект тогдашнего 15-го управления КГБ и сняли табель поста караульного помещения. В районе Ржева их, правда, постигла небольшая неудача: после выполнения задания мужики расслабились и на вокзале попали в поле зрения бдительной буфетчицы. Всего же в ходе деятельности таких разбросанных по территории страны разведывательно-диверсионных групп в поле зрения «противника» попало только девятнадцать человек.

В Ставрополе семи «диверсантам» предстояло просочиться под чужими именами в город: раствориться в нем и, проникнув на военный завод (имевший, кстати, несколько рубежей современнейшей охранной сигнализации), добыть там образцы особо засекреченных деталей и узлов – назывались конкретно эти изделия. Наконец, подложить в цехах «взрывчатку». Операцию надлежало провести точно в намеченный срок. Рейд в Ставрополе должен был выявить прорехи в охране объектов особой государственной важности.

На всю операцию ушло ровно десять дней. Утром на одиннадцатый день руководителям города и силовых структур были переданы образцы заводских секретных изделий; на плане завода – указаны места в секретных цехах, где были заложены «сюрпризы», без взрывателей. Вторая группа «Вымпела» получила задание проникнуть на азотнотуковый комбинат и «вывести» его из строя с максимальным ущербом. О разведчиках знали, их ждали. Засаду организовали в подземных кабельных туннелях и колодцах – думали, что именно там пойдут «диверсанты». А они выбрали иной вариант, найдя слабое звено в неожиданном месте. Позже специалисты подтвердили: случись такая диверсия на самом деле, завод оказался бы выведен из строя на двенадцать лет, а регион надолго бы превратился в зону бедствия.

В 1985-1991 годах начальником группы был контр-адмирал Хмелев Владимир Александрович. При нем к концу 80-х годов «Вымпел» представлял собой высокоорганизованную и сплоченную оперативно-боевую единицу, способную выполнить любое специальное задание. В нужное время и в нужном месте. В ее составе оформились и приобрели практический опыт подразделения боевых пловцов, горных стрелков, десантников, пилотов сверхлегкой авиации. Она предназначалась для действий в автономном режиме. Запас по всем видам довольствия и всем видам вооружения, связи и средствам доставки был полным и исчерпывающим.

О широте охвата территории, на которой «Вымпел» был в состоянии работать, говорит один небольшой, но очень красноречивый факт: в его распоряжении имелось восемь штатных форм одежды — для действий в пустыне, горах, средней полосе, и так вплоть до Крайнего Севера. Боевое и техническое оснащение год от года становилось более совершенным и приспособленным для решения специальных задач. Большая в этом заслуга начальника 5-го отдела полковника Васильченко Владимира Марковича и пришедшего ему на смену полковника Макухина Александра Михайловича (ныне ушедшего из жизни). Режим секретности в системе подготовки был в высшей степени жестким. Каждый сотрудник получал информацию в строго дозированном виде, чтобы максимально избежать каких-либо утечек.

ВРЕМЯ КОЛОКОЛЬЧИКА

Увы, на дворе была уже горбачевская «перестройка». Провозглашенные «общечеловеческие ценности» окончательно размагнитили политическую волю советского руководства, которое перестало отстаивать национальные интересы страны и полностью капитулировало перед Западом. По Советскому Союзу звонил не колокол — а дребезжал колокольчик.

А внутренняя обстановка, между тем, стремительно ухудшалась.

Проблема достойного применения «Вымпела» долгое время занимала умы руководства. Все понимали, что работа за рубежом принимает все более призрачные очертания, в то время как держать элитное подразделения спецназа без дела попросту нерентабельно. «Перестройка» вызвала нарастание напряженности, на окраинах Союза набухали кровью региональные конфликты. Это подтолкнуло руководство КГБ к принятию решения об использовании группы на внутренних фронтах.

События на Кавказе подтолкнули руководство КГБ к принятию решения об использовании группы на внутренних фронтах. С 1989 года сотрудники «Вымпела» регулярно выезжали в различные горячие точки. В этот период подразделение возглавлял полковник Бесков Борис Петрович.

К чести руководства, «Вымпел» никогда не задействовался в полицейских целях. А предпосылки к тому были. Как-то в Азербайджане в целях конспирации бойцов пытались переодеть в милицейскую форму. Невероятно, но факт: майоры и подполковники примеряли погоны сержантов милиции. И никто, конечно, не думал, что очень скоро точкой наивысшего напряжения станет Москва, столица распадающейся страны.

19 августа 1991 года «Вымпел» готовился отпраздновать свое десятилетие. Однако три дня ГКЧП покорежили все планы.

К юбилею готовились основательно. В подарочном альбоме, выпущенном в 1997 году, читаем:

«Составили большой список приглашенных, официальную и культурную программу. Закупили все необходимое для банкета. Пригласили киносъемочную группу. Однако сбор на юбилей получился не по праздничному протоколу, а по боевой тревоге. Мало кто тогда понимал, что же произошло. Знали только отрывочные сведения из средств массовой информации.

…В боевой амуниции и с полным сумбуром в голове выехали в центр города на Лубянку. Бойцы весь день смотрели «Лебединое озеро», а руководители пытались оценить обстановку. Огромную выдержку и политическую мудрость проявил тогда командир «Вымпела» Борис Петрович Бесков. Провели разведку у Белого дома, поняли, что если штурмовать, то без большой крови не обойтись — это с военной точки зрения, а по душе — практически не было желающих участвовать в сомнительной акции: не для того готовились! К счастью, обстановка стала проясняться. Путч не состоялся. Отсидев два дня в боевой готовности, вернулись в расположение части. Впоследствии руководство «Вымпела» еще долго «таскали» по прокуратурам. Выясняли, кто отдал приказ и с какой целью находились в городе. Оригинальный получился юбилей».

После поражения ГКЧП новый председатель КГБ Вадим Бакатин поменял все руководство группы. С уходом с поста начальника разведки Леонида Шебаршина «Вымпел» как бы повис в воздухе. Родное ведомство отказалось от «спецназа «холодной войны», якобы запятнавшего себя грязными делами. Евгений Примаков, новый руководитель разведки, заявил об изменившихся целях и методах этого ведомства. Поэтому элитный спецназ передали в Межреспубликанскую службу безопасности (была и такая структура, созданная на месте союзного КГБ).

Кстати, вскоре был упразднен и КУОС.

– Это случилось в 1993 году, когда начался период братания с западными странами, — объясняет С.А. Голов. — КУОС расформировали, как расформировали и «Вымпел». Только американцы ни одной своей базы не закрыли и свой спецназ не разогнали. Они сохранили прежнюю структуру и продолжают готовить профессионалов.

Следующим «хозяином» уникального подразделения стало Агентство федеральной безопасности (АФБ) — организация, созданная на базе КГБ Российской Федерации. Наконец 24 января 1992 года после указа президента Ельцина о создании Министерства безопасности, «Вымпел» со всем обозом вошел в состав «стража демократии» на правах самостоятельного управления. В конечном итоге, отряд в 1993 году оказался в Главном управлении охраны (ГУО), куда успели забрать «Альфу». Казалось, период мытарств закончился.

В 1992-1994 годах подразделением руководил генерал-лейтенант Герасимов Дмитрий Михайлович, бывший начальник управления специальной разведки группы в структуре ГРУ ГШ (еще ранее, в Афганистане — командир 22-й обрСпН ГРУ).

Вместе с профилем подразделения изменился и характер тренировок. Главной задачей стала защита стратегических и экологически опасных объектов от террористов и диверсантов. Предстояло бороться также с наркобизнесом и вооруженными преступными группировками мафии. Во время учений на Калининской АЭС (город Удомля Тверской области) летом 1992 года «вымпеловцы» прыгали с парашютами с мотодельтапланов на крышу машинного зала реактора и освобождали пульт управления от «террористов».

Тем же летом бойцы «Вымпела» штурмовали в Мурманске атомный ледокол «Сибирь». На его борту находились посредники — они внимательно следили за обстановкой вокруг судна (учения проводились днем). Однако «террористы» так и не заметили, как из воды появились водолазы, которые с помощью специальных приспособлений поднялись на палубу и мгновенно сняли наружную охрану. Дело довершили десантники, прыгавшие при скорости ветра 15 метров в секунду.

Несмотря на это, к «Вымпелу» продолжали относиться с недоверием. Некоторые запланированные учения отменялись, либо переносились на неопределенное время. До середины 1993 года дежурные подразделения довольно часто выезжали на задания по захвату преступников в ходе реализации оперативных разработок МБ и МВД. Одна из таких операций широко освещалась в прессе.

В конце 1992 года МБ получило информацию о готовящейся акции по продаже в Москве одиннадцати миллионов фальшивых долларов, изготовленных в Италии. Бумажки практически не отличались от настоящих денежных знаков. Прежде чем попасть в столицу России, они пересекли границы пяти европейских государств и десяти таможен. Прикрывали акцию двенадцать боевиков. Сделка должна была состояться в гостинице «Ленинградская». Операцию по нейтрализации итальянских и российских преступников провели бойцы «Вымпела». Они высыпали из проезжавшего мимо автобуса и уложили всех «интуристов» на землю. Прожектора осветили место захвата, окна гостиницы и близлежащих домов, которые взяли на прицел снайперы на тот случай, если придется подавлять огневые точки мафиози.

При проведении операции один из офицеров «Вымпела» получил пулевое ранение: при ударе у одного из преступников случайно сработал спусковой механизм, прозвучал выстрел. Арестованный итальянский мафиози Джованни передал раненому в госпиталь письмо:

«Уважаемый господин, я надеюсь, что когда вы узнаете, кто написал эти строки, вы не разорвете это послание. Вчера я узнал, что вы были ранены во время нашего ареста. Я не знаю, кто мог оценить жизнь дешевле денег. Но я думаю, что это ненормальный человек».

Ужин, заказанный в ресторане по случаю удачной сделки, не состоялся. Огромная сумма фальшивых долларов, которая могла нанести экономике страны ощутимый удар и основательно потрясти валютную биржу (предполагалось совершить несколько подобных сделок), в Россию не попала.

Еще одно громкое дело — предотвращение в 1993 году вывоза радиоактивных отходов из-под Екатеринбурга. Также довелось сотрудникам «Вымпела» выдавать себя за православных паломников во время учений в закрытом городе Арзамас-16 (он Кремлев, ныне — Саров) на электромеханическом заводе «Авангард». Это предприятие занимается серийной сборкой ядерных боеприпасов.

План проведения учебной операции по проникновению на режимную территорию, охраняемую в/ч 3452, разработали начальник отделения специальных операций «Вымпела» майор Анатолий Ермолин (сейчас депутат Государственной думы) и начальник отделения Сергей Климентьев. Бойцы, создав предварительно легендированную базу на территории Дивеевского женского монастыря, проникли в запретную зону через, казалось бы, непреодолимый периметр, успешно форсировали все средства технической сигнализации и за 17 секунд захватили цех по производству ядерных боеприпасов.

ОКТЯБРЬСКИЙ ИЗЛОМ

Во время октябрьских событий 93-го «Вымпел» вместе с «Альфой» получил задание взять штурмом Белый Дом.

Как известно, оба элитных подразделения отказались выступать в роли карателей собственного народа. Не смог убедить командиров и президент Борис Ельцин, собравший старших офицеров всего за несколько часов до начала операции.

К десяти утра подразделения «Вымпел» и «Альфа» выдвинулись из Кремля, где они находились два дня, к Белому дому — в район метро «Баррикадная». Здесь к ним подъехал начальник ГУО генерал Михаил Барсуков и стал убеждать, что спецназ должен пойти к Белому дому — там, мол, гибнут случайные люди, молодые и неопытные солдаты, а профессионалы обязаны предотвратить еще большую трагедию. Его аргументы, подкрепленные угрозой разоружить и расформировать подразделения, подействовали. Обе группы вперемежку пошли к месту боя. Но своего принципиального решения — не стрелять ни в одну из сторон — не изменили.

На первом этапе бойцы спецназа помогали выносить раненых. Затем вдруг появилась информация, что руководству Белого дома выйти живыми не позволят. И тогда командиры «Альфы» и «Вымпела» решили: подразделения пойдут в осажденный Белый Дом и под своим прикрытием выведут людей, чтобы спасти от расправы.

По приказу командира Группы «А» Героя Советского Союза генерала Геннадия Зайцева два офицера из его подразделения отправились на переговоры, и через некоторое время парламент капитулировал. Когда группы вошли в горящее здание, Барсуков по космической связи приказал прекратить огонь. Но танки продолжали с остервенением быть и бить по «символу российской демократии».

Примерно же в это время Александр Руцкой, знавший о том, что «Вымпел» находится где-то рядом, кричал в эфир, обращаясь к командиру — генералу Д. М. Герасимову: «Дима, вспомни Афган!» Герасимов это слышал. Он и без того помнил, что в Афганистане, где он три года командовал бригадой спецназа, будущий альтернативный президент России однажды спас ему жизнь.

Руцкого, Хасбулатова, Баранникова, Макашова и других руководителей обороны Белого дома бойцы «Альфы» и «Вымпела» выводили вместе, прикрывая собой от толпы, от пуль — случайных и не случайных.

«Вымпелу» не простили такого поведения. Но если «Альфу» в итоге удалось сохранить, то детище Ю.И. Дроздова «царь Борис» решил уничтожить на корню. 23 декабря 1993 года он подписал указ о передаче группы в состав МВД. После этого 278 сотрудников тут же подали рапорта об отставке, и только 57 решило все-таки надеть милицейские погоны и постараться хоть что-то сохранить. Подобную реакцию офицеров — мастеров высочайшего класса — не трудно было предугадать. Десятки дееспособных, хорошо подготовленных и обстрелянных сотрудников оказались не нужными властям, в результате чего пострадали обе стороны — и само государство, и выброшенные им на улицу офицеры.

Когда указ о передаче «Вымпела» в МВД был уже подписан, группа старших офицеров подразделения сами, по своей инициативе, подготовили проект другого решения — о создании Центра специального назначения при президенте. Тогдашний помощник Ельцина по национальной безопасности Юрий Батурин поддержал эту идею. В течение суток были собраны все необходимые визы. Подписал даже министр внутренних дел Виктор Ерин, хотя ему-то уж, казалось, это было совсем не с руки. Батурин лично пошел на «высочайший» доклад. Все объяснил. Но Ельцин отрезал: «реализовывайте предыдущий указ».

Узнав о ликвидации «Вымпела», в Москву срочно прилетели представители крупнейшего в США частного агентства безопасности и предложили работу. Однако «вымпеловцы» отказались, решив, что смогут найти себе применение и на родине. Около 150 человек перешли на службу в Главное управление охраны, в Службу внешней разведки, в ФСК и МЧС. Многие офицеры оформили пенсионные документы и отправились искать счастье на создаваемом рынке частных охранных услуг.

Те же, кто остались на государственной службе, стремились по возможности сохранить традиции и боевой настрой «Вымпела», благо глава МВД Виктор Ерин этому всячески содействовал. Новое название — отряд «Вега».

– Разговаривая со своими заместителями, — рассказывает В.А. Александрович Круглов, — я думал вместе с ними, как быть. И вот однажды заместитель начальника штаба Группы Гришин Владимир Николаевич (сейчас он на пенсии, но продолжает работать в Минатоме) подал идею о том, что есть ряд благозвучных наименований, связанных с созвездиями. Мне пришла идея сохранить букву «В» в нашем названии и выбрать название «Вега». Когда я доложил об этом руководителям МВД, они не сочли нужным противиться и сказали: «Раз уж есть в Австрии «Вега», пусть будет и у нас».

При этом «Вега» стала правопреемницей «Вымпела»: метрики не были переписаны, место рождения осталось прежним. Вместе со своими боевыми побратимами из «Альфы» ее сотрудники участвовали в операции в Буденновске, где им пришлось в сложнейшей обстановке выполнять поставленную задачу по освобождению заложников. Отряд под руководством генерал-майора Круглова Валерия Александровича с честью выполнял боевые задачи в Первомайском, по локализации актов терроризма в Минеральных Водах и других местах.

ВТОРОЕ РОЖДЕНИЕ

28 августа 1995 года указом президента отряд «Вега» передается из МВД в свою alma mater — ФСБ, возвратилась в полном боевом составе, с большим оперативно-боевым опытом и признаниями в области деятельности спецподразделений на территории России, в частности в Чечне. Справедливость и управленческая логика в сфере борьбы с терроризмом восторжествовали.

В дальнейшем «Вымпел» входит на правах Управления «В» в состав Антитеррористического центра ФСБ, а затем, когда 8 октября 1998 года появился Центр специального назначения, в эту структуру. Его командирами были Герой России Владимир Егорович Проничев (впоследствии начальник Департамента по борьбе с терроризмом ФСБ, а ныне 1-й заместитель Н.П. Патрушева и одновременно глава Пограничной службы ФСБ, генерал армии) и генерал-майор Уколов Сергей Вениаминович.

Во время первой «чеченской» компании личный состав «Вымпела» участвовал в боевых действиях на территории республики, штурмовал Грозный. Отдельная героическая страница — оборона здания общежития ФСБ в Грозном летом 1996 года. Выполняя приказ, «вымпеловцы» ушли из горящего общежития последними. 9 августа пал смертью храбрых майор Сергей Ромашин, получивший посмертно звания Героя России.

В период вторжения банд Ш. Басаева и Хаттаба в Дагестан, сотрудники «Вымпела» выполняли служебно-боевые задачи по отражению «моджахедов» в Новолакском районе республики. А дальше началась вторая «чеченская»…

В послужном списке Управления «В» десятки успешно проведенных операций в разных точках Северного Кавказа и за его пределами. Однако знаковыми стали две, проведенные совместно с сотрудниками «Альфы», плечом к плечу. Первая — это освобождение заложников в Театральном комплексе на Дубровке, где спецназ ФСБ, пройдя буквально по лезвию бритвы, сделал фактически невозможное, и вторая, явившая всеми миру символ — бойца спецназа со спасенным ребенком на руках —трагические события в Беслане.

Десять сотрудников не вышли тогда из боя, спасая осетинских детей, трое из «Альфы» и семь из «Вымпела»: Герой России (посмертно) подполковник Дмитрий Разумовский, Герой России (посмертно) подполковник Олег Ильин, Герой России (посмертно) майор Михаил Кузнецов, майор Андрей Велько, майор Роман Катасонов, Герой России (посмертно) лейтенант Андрей Туркин и прапорщик Денис Пудовкин.

Были и другие невосполнимые потери. Они — свидетельство той интенсивности, с которой спецназ ФСБ работает на Северном Кавказе.

Отмечая сланные даты в жизни подразделений, мы всегда поднимаем «третий тост» — за тех, кто не вышел из боя и навсегда остался в нашей памяти. И так уж выходит, что о конкретных действующих офицерах спецназа широкая общественность узнает только после их гибели.

Мы расскажем о судьбе одного бойца «Вымпела» — и кратко помянем других.

1 сентября 2000 года на Николо-Архангельском кладбище в Москве хоронили сотрудника Управления «В» майора Андрея Чирихина, погибшего в Чечне при проведении специальной операции. Это произошло 28 августа в селении Центарой. Источник дал информацию: такие-то и такие-то люди организуют и непосредственно занимаются минированием машин и дорог. Нужно проверить. Группа сотрудников ФСБ отправилась на задание. Решили боевиков брать «мягко», поскольку вокруг находились женщины и дети.

Информация оказалась точной. Успешно проверили одно место и в 16 часов выехали по второму адресу.

Майор Чирихин первым вошел на крыльцо, взялся за ручку. Неожиданно дверь с треском распахнулась, и на пороге мелькнул силуэт мужчины. Не долго думая, боевик начал стрелять, поливая двор свинцом. Затем метнулся обратно и выпрыгнул в окно, рассчитывая скрыться в кукурузном поле. Дом был, естественно, оцеплен. Стоявшие на изготовку бойцы «Вымпела» отправили боевика прямой дорогой в исламский ад.

Андрей родился 4 октября 1968 года в Рязани. Окончил Рязанское Высшее командное училище связи. После служил в 103-й Воздушно-десантной дивизии, был заместителем командира разведроты по связи. Затем «тянул лямку» в 171-й Отдельной бригаде связи ВДВ.

В 1997 году Чирихин перешел в «Вымпел». Начал оперативным работником и дослужился до начальника группы 1-го оперативно-боевого отдела. Неоднократно выезжал в командировки в Чечню. 14 мая вертолет, в котором он находился с товарищами, был сбит боевиками над Веденским ущельем. Андрей отделался тогда сотрясением мозга, лежал в госпитале и в августе опять отправился на войну.

«Выносливее его трудно было найти человека, — рассказывали боевые товарищи. — Несмотря на то, что он был начальником группы, бывало, взвалит на себя армейскую рацию и идет себе. Работа есть работа».

Об Андрее Чирихине остались самые светлые, самые теплые воспоминания. И не потому, что о мертвых не принято говорить плохо. А потому, что таков был этот человек, офицер «Вымпела».

Теперь — немного о других, кто не вернулся.

Командировка в Чечню оказалась в один конец для старшего прапорщика Святослава Захарова, который был сражен 2 января 2002 года, едва успев отпраздновать Новый год…

30 марта 2000 года в ходе специальной операции, проводившейся в Веденском районе Чечни, погибли три офицера спецназа ФСБ — капитан Николай Щекочихин из «Альфы», и два сотрудника «Вымпела»: старший лейтенант Михаил Серегин и младший лейтенант Валерий Александров. Они подорвались на заложенном бандитами фугасе. 33-летний Михаил Серегин прошел Афганистан, а последние четыре года работал в Управлении «В». Дважды воевал в Чечне. Его товарищ, 42-летний Валерий Александров, прежде чем перейти в ЦСН, более двадцати лет отдел Пограничным войскам. За полгода он успел семь раз побывать в боевых командировках на Северном Кавказе.

22 июня 2004 года в Ингушетии, попав в засаду, не вышли из боя начальник группы 1-го отдела подполковник Андрей Черныш, старший оперуполномоченный Герой России майор Виктор Дудкин и капитан медицинской службы Всеволод Жидков.

В феврале 2005 года в городе Боброве Воронежской области прощались со старшим лейтенантом Алексеем Боевым. В марте ему должно было исполниться 26 лет. На личном счету офицера «Вымпела» был не один десяток боев, из которых он выходил целым и невредимым. Последняя операция — задержание 11 февраля одного из главарей так называемого Ингушского джамаата. Ваххабит, прикрываясь собственными родственниками, оказал ожесточенное сопротивление. Алексей первым ворвался в захваченную бандитом квартиру и принял огонь на себя.

15 апреля 2005 года в Грозном в ходе проведения специальной операции был блокирован 9-этажный дом на улице Богдана Хмельницкого, где предположительно находился Доку Умаров. Это территория Ленинского района, микрорайон Ипподромный. В ходе боя, длившегося с 9 до 14 часов, погибли сотрудники «Вымпела»: подполковник Дмитрий Медведев, майоры Михаил Козлов и Илья Мареев и лейтенант Александр Курманов, скончавшийся вскоре в Москве от полученных ран.

Мы помним Ваш подвиг.

ПРЕЖДЕ И ТЕПЕРЬ

Чем отличается «Вымпел» старый от «Вымпела» нового? Точнее, от Управления «В» Центра спецназначения ФСБ? Изменились задачи. Если раньше он был предназначен для проведения спецопераций на «особый период», то теперь он переориентирован на борьбу с терроризмом. В первую очередь — это обеспечение безопасности ядерного комплекса, объектов повышенной экологической и радиационной опасности. Пожалуй, нет такой АЭС, где бы не побывали сотрудники управления.

По словам начальника Центра специального назначения ФСБ России Героя России генерал-полковника Александра Тихонова, «мы специально преподаем сотрудникам оперативную подготовку. Может быть, не в таком объеме, как хотелось бы. Не хватает времени: Чечня...»

Чечня стала для «Вымпела» испытанием не меньшим, чем Афганистан. Через будни боевых командировок на Северный Кавказ личный состав управления был обкатан неоднократно. О делах «Вымпела» в той же Чечне широкой публике практически неизвестно, все они засекречены. Обидно, ведь на счету сотрудников ЦСН немало блестящих удач, филигранно выполненных операций.

Сейчас они работают на уровне цирковых представлений. Разница только в том, что циркач имеет страховочный трос, то есть в любом случае из-под купола спустится на арену и получит аплодисменты. Спецназовцу поаплодируют только тогда, когда он правильно все выполнит и решит поставленную боевую задачу.

Сегодня «Вымпел» переживает второе рождение. Словно птица Феникс группа возродилась из пепла. Новое поколение бойцов с честью держит вымпел, поднятый в 1981 году Юрием Дроздовым, Эвальдом Козловым и многими другими асами специальных операций. Полученный на Северном Кавказе боевой опыт делает бойцов спецназа ФСБ одними из лучших подразделений в мире. Как и раньше, «Вымпел» и «Альфа» идут боевыми дорогами вместе.

– Наши спецназовцы подготовлены лучше зарубежных. Мы сильнее, хотя бы потому, что наши сотрудники все время в работе. Боевой опыт ничем заменить нельзя, когда над головой летают пули, — убежден ветеран «Альфы» и «Вымпела» генерал-лейтенант запаса Козлов Владимир Сергеевич, занимающий в настоящее время пост заместителя руководителя Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям.

Вслед за «Альфой» и действующий «Вымпел» получил своего полпреда на Охотном ряду — это Герой России Сергей Шаврин, заместитель начальника отдела Управления «В» с 1998 по 2003 год, командовавший штурмовой группой по освобождению заложников «Норд-Оста». Свой депутатский мандат он получил, победив на дополнительных выборах в Государственную думу по одному из столичных округов.

Не сдают своих позиций и ветераны. А недавно семеро россиян впервые в мире вплавь преодолели Каспийское море. Шли кролем от дагестанской Чеченской банки по 44-й параллели до казахстанского форта Шевченко, решив, тем самым, проиллюстрировать позицию президента Путина по урегулированию статуса этого водного бассейна — «дно делим, вода общая». Главным закоперщиком выступил Валентин Иванович Кикоть. Он один решил соблюдать боевые технологии и плыл в маске, с трубкой и лопатками на руках. Пояснил, так можно скрытно подойти к судну неприятеля, что, собственно, он и делал во времена свой службы в Группе «Вымпел».

Мы еще раз поздравляем его нынешнего командира — генерал-майора Подольского Владимира Дмитриевича, личный состав управления и ветеранов с 25-летием. В этот день мы поднимем «третий тост». Вечная память. А нынешним офицерам и прапорщикам — командировок в оба конца. Удачи, ребята!

По материалам сайта http://www.specnaz.ru

 

 



Интересная статья? Поделись ей с другими:
Ассоциация Группы
Ассоциация Группы